Гари Олдмен: «У нас вообще общество алкоголиков» | Обзор сети

Владимир Путин “Мы обсуждали этот важный вопрос вчера за кружкой пива ...”

Barack OBAMA “You know, my faith is one that admits some doubt...”


Гари Олдмен: «У нас вообще общество алкоголиков»

Добавил admin on Янв 3rd, 2012 и обзор расположен в категории Обзор шоу бизнеса. Вы можете следить за любыми ответами на эту запись через RSS 2.0. Вы можете оставить комментарий или трэкбэк на эту запись

Теги обзора: алкоголиков, вообще, Гари, общество, Олдмен, У нас

Гари Олдмен: «У нас вообще общество алкоголиков»

Популярность Гари Олдмену принесли роли злодеев. Он был Дракулой (фильм “Дракула”), дьяволом (клип Since I Don’t Have You группы Gun’s N’Roses), сутенером в “Настоящей любви”, садистом-надзирателем в “Убийстве первой степени”, главным злодеем в “Пятом элементе»… Обо всех этих ролях невольно вспоминаешь при личной встрече с Олдменом, где-то даже шевелится опасливое: а вдруг есть в нем что-то от его персонажей? Но Гари с первых же слов развеивает это ощущение. Утверждает, что на самом деле он человек мягкий и уступчивый, откровенно рассказывает о борьбе с алкоголизмом и совершенно не считает, что актер должен вживаться в каждую роль.


Гари, я, наверное, не первая, кто начнет разговор с вопроса о вашем амплуа «главного злодея»... Вряд ли вы ответите честно, и всё же – в вашем характере есть что-то такое, что заставляет режиссеров предлагать вам такие роли? Вы действительно считаете себя «скромным и очень деликатным человеком», как не раз говорили, или кокетничаете?


Ну что вы! (Хохочет.) В жизни я человек скромный и очень деликатный. Хоть чем могу поклясться – это именно так. Всю свою жизнь я считал себя застенчивым, мягким и уступчивым человеком. Пока как-то на съемках моя партнерша по площадке Вайнона Райдер не сказала мне довольно раздраженно: «Бог мой, Гари, ты излучаешь такую интенсивную энергию, что это переходит в негатив». Вот тебе и раз! Перевернула все мои представления о себе самом. Но ведь это не «негатив» – просто я так работаю, со страстью. А в остальном я белый и пушистый!



С 31 декабря 2008 года супругой актёра официально считается джазовая певица Александра Эденборо. Гири даже клип ей снял


Вы – британец, но живете и работаете в Америке. Вам там комфортнее?


Нельзя сказать, что я совсем «обамериканился», но помню, что когда впервые приехал в Нью-Йорк, то сразу почувствовал себя как дома. Я так и сказал себе: «Это мой город, мне тут нравится, и я буду здесь жить».


Поэтому сейчас вы живете в Лос-Анджелесе?


Там моя работа. А Нью-Йорк слишком далеко от Голливуда. Так что туда не наездишься.


Скромный Гари 


У вас много ролей вроде Сириуса Блэка (сага о Гарри Поттере) или Дракулы – требующих такого грима, что под ним вас и узнать-то трудно. Каково играть такие роли? Можно спрятаться за гримом?


Можно спрятаться везде - было бы желание! У меня такого желания никогда не возникало. Наоборот, в десятиминутной роли Дрексла Спайви (фильм «Настоящая любовь») я выложился на все сто. Я сам себе заплел косички, сходил к дантисту, чтобы он мне сделал соответствующий протез, даже сам сконструировал искусственный глаз и носил его. Не беда, что роль маленькая! Главное – она должна быть заметной. А вот когда мне предложили роль Бетховена в «Бессмертной возлюбленной», я в сердцах воскликнул: «Ну можно мне хоть раз сыграть роль, для которой не нужно ставить волосы дыбом и вообще выглядеть как сумасшедший дикобраз»?



В потерриане Олдмен мастерски сыграл Сириуса Блэка - крёстного отца Гарри


И что?


На это мне ответили: «Да ты хоть сценарий почитай!» Оказалось, что там всё прилично. (Смеется.)


Как-то вы сказали, что не режиссеров и продюсеров нужно на руках носить, а человека с камерой. За что оператору такая честь?


Да потому что всё от него зависит. Любой самый великолепный режиссерский замысел может изувечить камера, если тот, кто ее ведет, этого захочет. Чуть ниже фокус или чуть выше – и всё! Совсем не тот эффект. Только камерой можно трагические реплики актера превратить в комические и наоборот. Среди этих незаметных трудяг есть настоящие гении и истинные энтузиасты своего дела. Как-то я наблюдал за съемками уж не помню какого фильма (сам я в нем занят не был). Снимали сцену пожара. Так камера проехала сквозь огонь только для того, чтобы снять лицо героя с близкого расстояния в ореоле огня. Когда камера выехала оттуда, у кинооператора горели волосы, а он этого даже не заметил – так был счастлив, что сделал удачный и редкий кадр. Кроме того, все эти технические усовершенствования на съемках – работа не инженеров, а операторов. Кто-нибудь, наблюдая за необычными съемками, задумывался: а как же это снимали? Всё это фантазия операторов. Вот почему я их так уважаю. Даже больше, чем некоторых продюсеров!


Вы никогда не стремились играть только главные роли, в вашем репертуаре есть и совсем маленькие. Что это – актерская всеядность?


Просто я считаю, что если всё время играть главные роли, то можно очень быстро сгореть. То есть через короткий промежуток времени окажется, что ты уже всё сказал и показал. Дальше идти некуда, нечего сказать аудитории. Да и нет ролей главных или не главных. Все одинаково важны. Если актер требует себе только главные роли и обижается, когда ему предлагают что-то интересное, но маленькое, то тут два варианта – либо этот человек глуп, либо у него мания величия в последней стадии. Еще вот кого не люблю – актеров, которые вживаются в каждую роль. Так и хочется сказать: «Ты, парень, давно у психиатра был?» Если человек начинает верить, что он и есть тот персонаж, который существует в его или в чьем-то воображении, то такое состояние называется шизофренией.


Но в фильме «Дракула Брэма Стокера» вы очень даже вписались в роль. По крайней мере плакали вы весьма убедительно!



Кадр из фильма "Дракула Брэма Стокера"


Да, но это я плакал, а не Дракула. Откуда мне знать, как чувствует себя мужик, который никак не отправится к праотцам, потому что оказался бессмертным? Я просто это представил – и заплакал. Хреновое ощущение, должен вам сказать!


Самые известные киновампиры кинематографа


Было время, когда вы очень дружили с зеленым змием. Как вам удалось завязать?


Мне было легко, как вы выражаетесь, «завязать», так как я был алкоголиком-одиночкой. То есть всегда пил один дома. Я не пил, чтобы легче было общаться с другими или чтобы поддержать компанию. Я вообще люблю одиночество. Поэтому я закрывался дома – и пил. Иногда по две бутылки водки за вечер. Утром полз в ванную на четвереньках и по дороге... Ну, сами понимаете. А потом мне попалась в руки книга, в которой каждая строчка, казалось, смотрела на меня из зеркала. Тогда я будто впервые мир увидел.


А почему вам было легче завязать, чем тем, кто пьет «за компанию»?


Да потому что там только и слышишь: «О, сегодня у тебя удачный день, давай спрыснем», «У тебя сегодня хреновый день, выпей», «Не можешь расслабиться – выпей. Расслабился – тем более выпей», «Солнце взошло – выпей холодный мартини. Дождь пошел – давай согреемся виски». С такими советчиками завязать сложно. У нас вообще общество алкоголиков, хоть и не каждый это понимает.


Вы славитесь талантом подражать любому акценту. Однажды даже сказали, что в каждом своем фильме играли с разным акцентом. А какой из них было сложнее всего имитировать?


Акцент штата Иллинойс. Я могу вам сейчас начать говорить хоть с акцентом жителя Зимбабве, хоть с акцентом племени мумба-юмба. Это легко, потому что у всех акцентов есть определенная музыка, свои уникальные вибрации. Надо только ухватить это. Поймать, так сказать, волну. Иллинойсский акцент плоский и сухой, как бумага. Там нет ни музыки, ни ритма.


В вашем последнем фильме «Шпион, выйди вон!» вы играете английского шпиона, который очень хорошо известен британской публике. Расскажите, как вы готовились к роли!



У фильма "Шпион, выйди вон!" с Гари Олдменом и Колином Фиртом очень высокие шансы получить партию "Оскаров"


У нас, у англичан, врожденная любовь к шпионам. Можно даже сказать, шпиономания. Мы не только любим своих, но и за каждым кустом видим чужих, которых тоже романтизируем. Кроме того, сама профессия шпиона в нашем представлении очень романтична. Чтобы не соскользнуть опять в этот романтизм, я решил пообщаться с настоящим, профессиональным шпионом времен холодной войны Дэвидом Корнуэллом, больше известным под именем Джон ле Карре.


ФОТО: Гари Олдмен и другие шпионы


Что он вам рассказал?


Что всё было далеко не так романтично. Он рассказывал, как агентов посылали, например, в СССР или Чехословакию с каким-либо заданием. Только представьте: ты живешь в маленькой квартирке с чужими документами, под чужим именем. И чувствуешь себя очень одиноким. Кроме того, каждую минуту опасаешься разоблачения и прислушиваешься к шагам на лестнице. Ничего привлекательного или романтичного тут нет! Неудивительно, что многие из этих людей впоследствии стали дружить с бутылкой. Но самым сложным стало то, что очень многие британцы еще хорошо помнят, как в середине 1970-х эту роль играл легендарный актер Алек Гиннесс. Мне было очень важно его не повторить.



Чтобы достоверно сыграть шпиона, Гари пообщался с настоящим профессиональным шпионом Джоном ле Карре


А сам Алек приходил на съемки, пытался как-то помочь?


Да, мы встречались пару раз на съемках. Он мне принес очки Смайли, которые тот протирает галстуком. Эти очки стали таким же фетишем для моего героя, как автомобиль Aston Martin для Джеймса Бонда.


ФОТО: Венецианская красная дорожка встречает шпионов


Если вы не хотели повторять Гиннесса, то кем вдохновлялись?


Дэвидом Корнуэллом. Ведь этот фильм для него по большей части автобиографичен. Я даже подражал его голосу.



Кадр из фильма "Шпион, выйди вон!"


А что вы скажете о современных шпионах?


Я не понимаю, как можно хоть что-то сделать в стране, где с каждого угла на тебя глядит камера наблюдения. Сейчас всё по-другому.


Фото: kinopoisk.ru 


Источник



Похожие обзоры

Написать ответ

Реклама